Соц-арт: честно, иронично, игриво

Советское социалистическое искусство, смешанное с американским поп-артом зародило новое, провокационное и острое направление  – соц-арт. Возмутительная лживость тоталитарного режима для кого-то была нормой, другие пытались найти способ выразить свой протест и внутреннее неприятие. Используя те же агитационные символы и образы политических деятелей, что и официальные власти, художники начинают переосмысливать их содержание и компоновать по-новому. Авторы выбрали удобный способ достучаться до общественности  - игривый, находящийся на грани эпатажа. Эклектичность нового искусства проявлялась как в идейном наполнении, так и визуальном оформлении. Художники смело обращались к разным стилям и техникам, создавая логичное и продуманное художественное пространство.

 

У истоков соц-арта стояли Виталий Комар и Александр Меламид. Позже концепцию этого направления разделили Александр Косолапов, Леонид Соков, Дмитрий Пригов, Борис Орлов, члены групп «Гнездо» и «Мухоморы». Как рассказывали очевидцы в многочисленных интервью, соц-арт зародился в 1972 году в одном из пионерских лагерей. По словам Александра Меламида, этот смелый шаг можно было сделать только при наличии соучастника: «Соц-арт никогда не придумал бы один художник. Только два выпивающих друга могли - в процессе многодневных разговоров во время оформления пионерского лагеря - решиться на это...». Важно понимать, что соц-арт, в отличие от поп-арта, не является стилевым направлением: к движению присоединялись художники разных школ, манер и предпочтений. Всех их объединяло одно – борьба  с принудительным навязыванием идеологии.

 

«Я, кажется, предложил «комарт» — коммунистический. Не подошло. Название «соварт» напоминало о саванне. А «соцарт» очень легло в русский язык вошло. Это как-то звучит по-русски. «Соц» — сокращение от соцреализма, а «арт» — от поп-арта. Слово «арт» вошло в русский язык с поп-артом вместе, писалось через черточку. И мы написали через черточку, на красном фоне белыми буквами с восклицательным знаком. Это слово стало словарным словом, новым явлением», - вспоминает историю создания названия Комар.

 

От советской пропаганды соц-арт перенял образы и детали, от поп-арта – эстетику. Но если задача поп-арта заключается в массовой демонстрации сиюминутных поверхностных общественных ценностей, то его «советский аналог» отражает неустойчивость и ничтожность идеологического пласта, опираясь на нигилистическую философию. При этом основатели движения подчеркивали, что «соц-арт – это не просто пародия, это всегда автопародия, потому что мы все продукты системы и все это в нас, а не вне».

 

Другой представитель активистов-семидесятников Борис Орлов рассказывает в интервью, что соц-арт стал самым радикальным направлением в искусстве, и художники охотно вступали с ним в диалог: «Если для американских художников самым презренным языком был язык рекламы (и именно его они ввели в обиход высокого искусства), то у нас это был язык идеологии и все ее клише. С ним мы и стали работать. Так мы вступили в зону абсолютной свободы».

 

Власть, разумеется, не могла не обратить внимания на эту смелую группировку. Однако за высмеивание идеологии в стиле соц-арт никто не попал за решетку. Единственной мерой наказания было предотвращение организации выставок и перекрытие каналов для зарабатывание средств на жизнь. Поэтому художники творили в своих закрытых мастерских и делились находками друг с другом, не рискуя с этим «выходить в люди».

 

Стоит понимать, что соц-арт не является разновидностью карикатурного искусства. Его сторонники не пытаются исказить лица и образы, но используют их  компоновки своего произведения, результатом создания которого становится новая действительность и подходящий к содержанию визуальный язык.

 

Логично предположить, что соц-арт «загнулся» вместе с советским режимом, когда источник высмеивания исчез. Но один из видных скульпторов и художников («Прибор для определения национальности», «Голосующая рука», Сталин с Гитлером, молотящие по земному шару, Сталин, пьющий водку с Мэрилин Монро) Леонид Соков в недавнем интервью отметил: «Соц-арт – временное явление. Это не значит, что плохое явление. Многие считают его политическим искусством, но это не так. Это, прежде всего, разрушение соцреализма, причем без формального над ним насилия, перенесение с помощью иронии его принципов и приемов в другой контекст. Многие считают, что соц-арт кончился, потому что больше нет базы соцреализма – Советского Союза. Но соц-арт будет жив, пока жив питающий его абсурд».

 

Соц-арт скоропостижно и успешно превратился в торговую марку. Во времена «перестройки» Запад охотно заглядывал в постсоветское творческое закулисье, высматривая саркастические работы. Мировой интерес к работам художников этого периода из России сконцентрирован в Нью-Йорке, куда давно переехали основатели соц-арта Комар и Меламид и многие другие художники-сообщники. Считывать послание из далекого советского прошлого несложно, если зритель знаком с подтекстом и свойствами использованных символов.