Российская действительность глазами отечественных режиссеров

2016 год объявлен Годом российского кино. Как это повлияет на отечественную киноиндустрию, покажет время. А пока мы вспоминаем фильмы, режиссеры которых показывают изнанку нашей жизни, или, как кажется части зрительской аудитории, преувеличивают национальные недостатки в соответствии с их представлениями за рубежом.

 

Итак, первым в нашем списке оказывается нашумевший «Левиафан» Андрея Звягинцева. Тонкая и глубокая философия, характерна всех работ режиссера («Возвращение» 2003 года, «Изгнание» 2007 года, «Елена» 2011), сочетается с яркими бытовыми образами. Все фильмы Звягинцева – предмет ожидания и последующего обсуждения отечественных и зарубежных зрителей и критиков. После «Елены», получившей приз жюри «Особый взгляд» Каннского фестиваля в 2011 году, все пророчили «Левиафану» обилие наград. В итоге – номинация на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», победа в аналогичной номинации «Золотого глобуса», четыре победных номинации «Золотого орла», две – на «Нике», и «Лучший сценарий» по мнению жюри Каннского кинофестиваля. Что стоит за этими наградами? Оправдан ли ажиотаж вокруг работы Звягинцева?

 

«Этот величественный российский фильм переносит в современную российскую действительность ниспосланное на библейского Иова страшное испытание. «Левиафан» — трагическая драма, захватывающая своей моральной серьёзностью. Суровость и сила этой ленты возвышают её на уровень ужасающего, беспощадного величия», - считает кинокритик Питер Брэдшоу. Журналист английского издания Evening Standard, рассуждая о жизненных трудностях на пути главного героя «Левиафана», отмечает, что исторически страдание является неотъемлемой частью панорамы российской действительности.

 

Известный отечественный киножурналист Антон Долин на страницах «Афиши» отмечает мастерство Звягинцева в создании типажей и точных образов, определить и узнать которые может любой зритель вне зависимости от его подготовленности: Звягинцев — не панк, но его фильм вполне тянет на молебен. «Здесь, как и у Pussy Riot, форма у многих вызовет отторжение, а содержание покажется излишне плакатным, но на самом деле и акция в храме Христа Спасителя, и «Левиафан» находятся в том почти сакральном пространстве, где одинокое противостояние злу требует именно этого: вызова и прямолинейности», - считает обозреватель.

 

 

Выходу «Левиафана» предшествовала незаметная для большинства премьера картины Бориса Хлебникова «Долгая счастливая жизнь» - сильной драмы, в которой тоже поднимается проблема противостояния народа и власти, человека и системы, пороков и морали. В съемочном процессе режиссер задействовал не только профессиональных актеров, но и жителей местности, где разворачивается сюжетная линия - поселка Умба на берегу Белого моря в Мурманской области. Отвечая на вопрос, почему фильм не «всколыхнул массы людей», корреспондент «Коммерсанта» пишет: «В картине есть начало, есть леденящий кровь финал, но как будто нет середины». Называя сюжет классическим, Андрей Плахов, отмечает, что по этой причине кино не превращается в навязчиво актуальное, а становится продолжением тематик, поднятых еще Пушкиным. Созданный образ главного персонажа в исполнении Александра Яценко назвали «героем нашего времени» - человека принципиального, честного, пытающегося выжить на тонущем корабле. Во время презентации фильма в Уфе режиссер Борис Хлебников с неприкрытым ужасом и сочувствием рассказывал, что предстало перед его взором по время работы над проектом – деревни, жители которых из-за массового закрытия производств забыли, что такое трудиться и потеряли интерес ко всему.

 

 

«Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» Андрея Кончаловского 2014 года – история более «мягкая», но не менее правдивая и горькая. Любопытно, что в проекте задействована один профессиональный актер, все остальные герои – жители одной из деревень Архангельской области, где съемочная бригада провела несколько месяцев. Цель – рассказать достоверную историю глазами непосредственных участников – достигнута. Несмотря на свою прозаичность, фильм получился поэтичным и легким, с привкусом типично российской меланхолии и тоски. Отсутствие ощущения безысходности не означает преобладание оптимистичных мотивов – тем не менее, режиссеру удается гармонично сочетать реальность и некую мифичность. «Документальная драма на наших глазах становится документальной сказкой: ткань повествования перерождается незаметно», - дается очень точное описание на страницах  издания «The Hollywood Reporter».

 

«Серебряный лев» за лучшую режиссерскую работу на Венецианском кинофестивале и «Лучший сценарий» по мнению жюри премии «Золотого Орла» - заслуженные награды Кончаловского и команды, создавшей этой фильм.

 

Чем отличаются герои Звягинцева, Хлебникова, Кончаловского, сравнение которых напрашивается само собой? В первую очередь, реакцией на непредвиденные обстоятельства и выбором моделей поведения. Но фон, на котором разворачиваются истории, и представляет ту самую российскую действительность, о которой так много рассуждают.