Психология творчества и искусства: создавать и потреблять

Начнем с того, что психология творчества – это отдельная научная дисциплина, ставящая перед собой задачи объяснить появление креативных порывов, классифицировать проявления созидательной деятельности, выделить основные черты творческого человека. В эту область попадает не только акты художественной деятельности, но также и научная, производственно-техническая, политическая работа. Что объединяет эти сферы?  Стремление создать что-то новое, ранее не существовавшее. И если научные открытия нацелены на улучшение качества жизни, расширение возможностей, то человек от искусства далеко не всегда понимает, зачем он берет в руки, скажем, кисть или фотоаппарат, открывает нотную грамоту или пустую страницу текстового редактора. Осознанно ли художник вступает на эту дорогу или его ведет невидимое, но отчетливо ощутимое желание поделиться с миром тем, что есть в нем самом?

 

Теоретики выделяют две области изучения этого вопроса: личность и продукт. Кроме того подчеркивается, что процесс создания того или иного объекта принадлежит человеку, а вот результат становится частью общей культуры.

 

При анализе произведения искусства можно понять, чем руководствовался автор, накладывая мазки определенным образом, выбирая необходимые для выражения его состояния краски, технику исполнения и т.д. То есть, в каждом объекте мы встречаем множество знаков, кодов,  которые помогают увидеть личностное начало, прочувствовать то состояние, в котором находился автор и которое привело его к холсту. Это означает, что любой зритель/читатель/слушатель может, если захочет, извлечь психологическую информацию из интересующего его продукта культуры. И тут теоретики ставят очевидный вопрос: можно ли утверждать, что авторы научных трактатов дают более подробную и точную характеристику психологических состояний человека, чем представители искусства? Разве полотна Рембрандта или Ренуара, романы Достоевского или Толстого не раскрывают этот вопрос во всем его многообразии и глубине?

 

Например, советский ученый, основатель школы дифференциальной психологии Борис Теплов считает, что характеристики пушкинской Татьяны из «Евгения Онегина» дают исчерпывающую информацию о ее принадлежности к определенному психологическому типу людей и говорит о том, «что это замечательная история овладения своим темпераментом… история воспитания в себе характера». Если подвести промежуточный итог, то можно  отметить следующее: произведение искусства не только транслирует состояние его автора, но и превращается в полноценное психологическое исследование представленных в нем образов.

 

Философ Николай Бердяев считал, что творчество – единственный вид деятельности, который делает человека человеком. И именно этот вид деятельности в большей степени позволяет познавать нашу сущность, глубинные мотивы и качества.

 

Если ученый неизбежно ставит перед собой задачу создать продукт наилучшего качества, то можно ли применить это утверждение относительно художника или писателя? Включает ли в себя внутренняя мотивация представителя искусства стремление понравиться, обогатить жизнь людей, побудить положительную эстетическую реакцию? Психологи считают, что импульсом к началу активной творческой деятельности служат индивидуальные характеристики человека, которые включают в себя: способности, одаренность, высокий уровень интеллекта, оригинальность ассоциирования мыслей, стремление к новому, широкий круг интересов. Но разве каждый человек с набором этих качеств превращается в творца? Что становится решающим фактором?

 

Наверное, вам приходилось слышать фразу в свой адрес или самому произносить ее: «Ты же творческий человек, давай придумай что-нибудь!». Этой просьбой действительно творческого человека можно вогнать в ступор – ведь он не заводной механизм, работающий по нажатию кнопки. В первую очередь, он ориентируется на внутренние порывы и желанием придать форму возникшему в нем психологическому состоянию, материализовать идею, сделать видимым спрятанное глубоко внутри. Можно ли использовать все эти составляющие по просьбе? Стал бы Джексон Поллок экспериментировать с каплями, не будь в нем истинно личного порыва?  Получился ли бы роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» таким глубоким, метафоричным, насыщенным, будь это заказ? Современные художники находятся в ситуации относительной свободы в самовыражении. В рамках действующего закона, разумеется. Любой порыв может превратиться в продукт культуры, а затем, при удачном стечении обстоятельств, - в произведение искусства. А затем ученые по этому произведению будут выяснять, в каком состоянии находился художник и какие эмоции его творение рождает в зрители, испытает ли он катарсис и захочет ли погрузиться в новые образы.

 

Что касается психологии восприятия искусства, то и в этом вопросе теоретики пытаются прийти к общему знаменателю. Существуют различные типологии слушателей, зрителей, читателей. Основные направления базируются на различных критериях. Например, часть теоретиков рассматривает этот вопрос через психологическую восприимчивость человека к новому или же приверженность к старому. Другие ставят во главу угла уровень образованности и общей культуры потребителя.

 

Философ Юрий Давыдов объединяет различные аспекты психологии потребления продуктов творческого процесса. На первой ступени идет восприятие искусства только в его социально-познавательной или социально-публицистической функции - «гносеологический тип».  Дальше - «компенсативный тип», означающий поиск в сфере искусства того, что не встречается в жизни. «Знаточеский тип» означает рассмотрение арт-объектов с позиции профессиональных знаний. Поиск моральных компонентов характерен для «этического типа». Последняя группа – «социально-престижный тип»: оценка искусства согласно априорным нормам, принятым в социальной группе.

 

Так или иначе, вопрос изучения творческого процесса и потребления его продуктов все еще носит противоречивый характер, единого ответа на который пока нет. Некоторые, например,  философ Михаил Ямпольский утверждает, «что никакого искусства не существует, а есть просто разные антропологические практики нашего постижения мира или отношения к миру, которое меняется с географией, историей и так далее»… 

 

 

Иллюстрация к статье - картина Рене Магритта