Постмодернизм в архитектуре: Ханс Холляйн

Многогранность талантов представителя постмодернизма в архитектуре Ханса Холляйна поражает. Дизайнер, философ, художник, теоретик, он называл архитектуру «контролем температуры тела», «защитным кожухом» и «кондиционированием психологического состояния».

 

Холляйн ушел из жизни в 24 апреля 2014 года в возрасте 80 лет. В наследие от великого мастера человечеству остались лучшие концептуальные музеи по всей Европе (Вена, Тегеран, Франкфурт, Оверни, Зальцбург, Берлин, Мадрид), множество магазинов и торговых помещений, концертных залов, жилых домов. 

 

«У меня много разных должностей не потому, что я ищу себе хлопот. Но архитектура – это не в мастерской сидеть, архитектура – это жизнь, и только попробуйте в ней не участвовать», - делился своими размышлениями Холляйн в интервью.

 

Мировую известность архитектор получил после проектирования и строительства венского свечного магазина «Ретти». Маленькое здание было собрано из зеркал и алюминия. Именно оригинальность используемых материалов и обеспечило внимание архитекторского сообщества к личности Холляйна. В 1983-м ему присудили высшую государственную премию Австрии в области изобразительного искусства. В 1985 году он был удостоен Притцкеровской премии.

 

 

Музей современного искусства во Франкфурте

Местные жители прозвали это здание «куском торта». Строительство нового объекта было обусловлено необходимостью появления в городе места, которое сможет превратиться в культовое среди жителей Франкфурта и туристов.  С высоты птичьего полета здание напоминает корабль, который прорубает себе дорогу между городскими застройками. Холляйн спроектировал объект, напоминающий просторный лабиринт с перегородками в самых неожиданных местах. Экспозиция музея включает в себя свыше 4500 объектов, в том числе работы Энди Уорхола, Роя Лихтенштейна, Джорджа Сегала, Герхарда Рихтера и других представителей современного искусства. Само здание музея представляет собой не меньший интерес, чем размещенная в нем коллекция живописи, скульптуры, фотографий и т.д.

 

«Я развил в этом проекте особый архитектурный словарь. Место, где размещается музей, очень небольшое, и в проекции представляет собой треугольник. Это прообраз корабля и самолета одновременно. Нужно было придумать множество ассиметричных объемов с разными элементами - лестницами, балконами, внутренними и внешними окнами, которые соотносились бы с треугольниками, то есть создать множество виртуальных и визуальных треугольников. Кроме того, проект должен был гармонично вписаться в центр старого Франкфурта, не противореча историческим зданиям, собору и историческому ландшафту в целом», - рассказывал архитектор. Местные власти не сразу одобрили появление в центре города авангардного здания. На согласование проекта ушло два года. Первых посетителей музей принял в 1991 году.

 

 

Торговый комплекс «Хаас Хаус»

Обсуждение строительства этого объекта проходило бурно. Появление здание с ярко выраженными постмодернистскими чертами напротив собора святого Стефана поддерживали далеко не все жители Вены. На предусмотренном для его возведения месте раньше располагался универсальный магазин, который был разрушен во время Второй мировой войны. В итоге комплекс Хаас Хаус построили в 1990 году на площади святого Стефана – в самом центре столицы Австрии.

 

Здание представляет собой железобетонный круглый каркас, поверхность которого покрыта камнем и стеклом. Авангардистский объект не только не нарушил исторический архитектурный облик центра города, но и подчеркнул его красоту – в зеркалах отражается готический собор святого Стефана.

 

«Когда я строил коммерческий центр Haas-House в Вене, то добивался того, чтобы это сверхтехнологичное здание было терпимо и дружественно по отношению к главной венской святыне – стоящему напротив собору Святого Стефана. Это многоголосие, полифония делают город живым», - рассказывал Холляйн журналистам.  Цель, без сомнений, была достигнута! 

 

 

Европейский парк и Музей вулканизма «VULCANIA»

«VULCANIA» - уникальный проект, построенный в Оверни (Франция). Эта местность раньше представляла собой концентрацию вулканов. Окрестности напоминают декорация для съемок фильмов про марсианских пришельцев. Объект, спроектированный Холляйном, вписался в этот космический пейзаж. Архитектор задействовал кратер потухшего вулкана, вписав в него здание. Часть здания оказывается под землей, а  все строение, как и в случае с музеем во Франкфурте, превращается в игровое пространство для посетителей – просторные помещения сменяются узкими коридорами, многоступенчатые лестницы водят посетителя из глубин к поверхности. Свою идею архитектор описывает так: «Вход в музей я сделал из двух пересекающихся конусов, которые внутри облицованы титановыми плитами и подсвечены. Создается впечатление, что ты движешься внутри живого вулкана. Дальнейший путь был вдохновлен образами дантовой поэмы. Посетители ходят по подземным коридорам, в перспективах которых вдруг покажется живой горный пейзаж. Я стремлюсь к образу «Тотальной архитектуры», по законам которой организуется весь окружающий мир».

 

 

Архитектурный мир – большая, но не единственная область творческой деятельности Холляйна. Он обожал театр, охотно выступал в качестве декоратора и сценографа, сам ставил спектакли. Его увлекало проектирование интерьеров, создание декоративных предметов, мебели, посуды. 

 

Холляйн принимал участие в конкурсе на новое здание Мариинского театра в Санкт-Петербурге. «Огромное культурное богатство Санкт-Петербурга, его архитектурные памятники превращают сам город в предмет искусства. Новый театр я мыслил неким центром диалога истории и современности. Оба здания комплекса - новое и старое - стремятся друг к другу, к соединению в одно целое. Для олицетворения этого единства создаются как психологические узы, так и материальные связи»,  - объяснял мастер интерес к этому проекту. Комментируя российскую архитектуру в целом, Холляйн отмечал огромный вклад советского конструктивизма в развитие мировой архитектуры в целом.

 

«Уже много десятков лет я считаю, что архитектура не должна зацикливаться на самой себе, и если это архитектура хорошая, то она непременно выйдет за собственные рамки и будет влиять на очень многое. Это как, например, с музеем: никто вас не заставит туда идти и смотреть на картины, дело ваше. Но когда человек просто идет по улице и видит гениальное здание музея, это его просто стимулирует, и он даже на свою жизнь по-другому может начать смотреть», - отметил архитектор в разговоре с журналистом газеты «КоммерсантЪ».

 

«Архитектура – это все!», - с таким убеждением Ханс Холляйн жил и творил.