Музей Гуггенхайма в Бильбао: успешное сотрудничество власти и архитекторов

Продолжаем изучать интересные культурные объекты, которые своей грандиозностью замысла и реализаций поражают общественность. Сегодня разговор пойдет о музее Гуггенхайма в Бильбао. Дорогостоящий проект, строительство которого ставили под сомнение, стал ярким архитектурным пятном и наделил город привлекательными для туристов чертами.

 

Его история уходит корнями в Америку 30-х годов XX века, где промышленник Соломон Роберт Гуггенхайм учредил Фонд поддержки современного искусства. Первый музей под его эгидой был построен в Нью-Йорке. Посетителям представили личную коллекцию создателя Фонда – работы художников-абстракционистов, творивших в 20-е годы прошлого столетия.

 

Когда зашел вопрос об открытии полноценных филиалов музея в городах Европы, с инициативой выступила администрация испанского города Бильбао. Власти понимали, что дальнейшее развитие муниципалитета будет зависеть от формирования его бренда. Говоря проще, Бильбао нуждался в своей изюминке.

 

Представители Фонда не были уверены, что именно этот город может стать местом строительства филиала музея. Однако местные власти настаивали. Директор фонда Соломона Р. Гуггенхайма Томас Кренц на вопрос главы правительства басков Хосе Антонио Арданзы, что нужно, чтобы в городе появился музей, ответил:  «Здание площадью 35 тысяч квадратных метров, $15 миллионов на его строительство, еще $100 миллионов на создание коллекции, $100 миллионов субсидий на ее поддержание, еще $20 миллионов лицензионных отчислений Гуггенхайму, итого $370 миллионов, чтобы начать проект. И наш полный контроль». Арданза сразу дал согласие: «Считайте сделку заключенной». Таким образом, финансирование целиком легло на бюджет басков, готовых развивать в городе арт-бизнес.

 

От первоначальной идеи открыть выставочный зал в здании уже существовавшего Музея культуры быстро отказались. За работу принялся архитектор Франк Гери, который стал победителям формально проведенного конкурса на лучший проект. Стоит отметить, что он приехал в Бильбао с готовой идеей – за некоторое время до этого архитектор спроектировал здание для Концертного зала Уолта Диснея в Лос-Анжелесе. Реализовать его в США не представилось возможным – заказчиков испугала как стоимость, так и рискованность задуманного.

 

Франк Гери, все еще мечтавший воплотить проект в жизнь, представил на суд властей Бильбао свою идею, и получил добро. Однако все оказалось сложнее, чем виделось на первый взгляд – потребовалось вносить многочисленные корректировки, пересматривать бюджет. Так, например, облицовка здания напоминает рыбью чешую, и реализация задумки архитектора оказалась проблематичной. Это касается материала изготовления (вместо дешевой стали пришлось использовать титан) и непосредственно конструирования (расположить чешую стык в стык не удавалось по техническим причинам). По официальной информации, общая стоимость проекта составила 85 миллионов евро, однако, по слухам, реальная сумма в два раза больше.

 

Перед входом в здание установили скульптуры – огромного ужасающего паука, созданного Луизой Буржуа; большую цветочную собаку и букет из тюльпанов за авторством Джеффа Кунса. Музей, построенный в стиле деконструктивизма, сам по себе выглядит как скульптура. Его облик рождает целый ряд образов. Одним здание напоминает птицу, другим - корабль, третьим - самолет… В общем, интерпретаций множество.

 

Уже в первый год работы (1997) музей посетило огромное количество людей – один миллион триста тысяч. Для только что открывшегося арт-объекта эта цифра колоссальная. Затраты из городского бюджета постепенно начали покрываться, поэтому о финансовой составляющей вопроса впоследствии забыли – риск оказался оправданным.

 

Промышленный и непримечательный город благодаря одному только арт-объекту стал центром скопления туристов. Кроме того, он буквально спас Бильбао от краха, характерного для города в 90-е годы. Музей оказал положительно воздействие на дальнейшее развитие инфраструктуры и экономики Бильбао – на смену заброшенным заводам пришли парковые зоны и велосипедные дорожки, значительно поднялся гостиничный бизнес. Проект Фонда Гуггенхайма буквально оживил город.

С момента открытия и по 2013 год музей заработал около 3,2 миллиардов долларов, то есть доходы превзошли расходы на строительство более, чем в 35 раз. Кроме того, он обеспечивает работой 4, 5 тысячи местных жителей.

 

В 2014 году посетителями музея стали более одного миллиона человек, что превысило  показатели 2013 года на 8,6%. Эти цифры поразили даже дирекцию центра, которая рассчитывала принять около 900 тысяч визитеров. Оборот средств музея Гуггенхайма в Бильбао в 2014 году составил  336,8 миллиона евро.

 

На сайте музея в качестве одной из ценностей проекта указывается экономическая составляющая. В частности, говорится о высоком уровне автономии от государственных структур, что позволяет гибко и своевременно  реагировать на запросы конечного потребителя. Руководство музея уверено, что «довольный клиент - гарантия будущего». Несмотря на преобладающие в ключевых вопросах бизнес-критерии, на переднем плане также остается «чувствительность и уважение к искусству», ведь предмет, с которым приходится иметь дело, «выходит за рамки материального».

 

Успешность проекта подтверждается и тем, что Фонд Гуггенхайма продлил контракт с басками еще на 20 лет, тем самым выразив уверенность в его благоприятном будущем.

 

МНЕНИЯ И ФАКТЫ

 

Архитектор Филлип Джонсон: «Это величайшее здание нашего времени».

 

Автор проекта, архитектор Фрэнк Гери: «Этот проект был очень важным. Я имею в виду его влияние на город. Он изменил город. Для всех этот проект оказался выигрышным. Его строительство обошлось сравнительно недорого, и за 17 лет он полностью окупился. Сегодня город совсем не такой, каким я увидел его впервые… Он выглядит преуспевающим. И я очень этому рад, это своего рода чудо».

 

Во время встречи с журналистами архитектор Франк Гери в ответ на прозвучавшую в его адрес критику о вычурности построенных им зданий, демонстративно поднял средний палец руки. «Позвольте объяснить вам, ребята: 98 процентов зданий в мире — полное говно. Сделанные без дизайна или чувства стиля, без уважения к человечеству», - заявил он. Позже Гери извинился и объяснил свой поступок усталостью.

 

Френк Гари придает большое значение тому, как общественность воспринимает его работы: «Хочу спрятаться под одеялом, когда мои здания открываются для публики. Я в ужасе от того, что могут подумать люди», - заявил архитектор в одном из интервью.

 

Архитектор Андрей Коротич, город Екатеринбург (из интервью URA.RU): «Есть уникальный пример, который я называю синдромом Бильбао. Это крохотный рабочий городок с населением 350 тысяч человек на севере Испании, в котором нет ничего интересного. Я смотрел его панораму: это панельные, серые, убогие пятиэтажки хуже, чем у нас. Но у местной мэрии появились понты, амбиции. Они организовали конкурс на музей Гуггенхайма. И «забабахали» там такое, что желающих приехать и посмотреть было столько, что пришлось строить второй аэропорт. Одно сооружение переломило общественное сознание. Достаточно сделать у нас сооружение или группу сооружений, которое возбудило бы общественный интерес. На уровне произведения искусства, что-то уникальное. Я не думаю, что менталитет у элиты Бильбао намного выше, чем у нашей. Но они собрали деньги и построили».

 

Дарья Малина