Интерактивное искусство: культурная революция

Исторически сложилось так, что, с одной стороны, то или иное произведение представляет собой монолог автора, а с другой – завершенное творение обосабливается от художника и становится самостоятельным продуктом,  с которым в диалог вступает зритель. В современном искусстве все ярче находит свое отражение такое понятие как интерактив. Оно подразумевает соучастие смотрящего/слушающего/читающего/оценивающего. Человеку уже недостаточно быть сторонним наблюдателем, он становится частью действа. Поэтому проекты теряют свою статичность, выходят на новый, подвижный уровень самопрезентации. Зритель перестает быть пассивным элементом, и получает возможность доработать концепцию, добавить средства художественной выразительности или же придать им дополнительное звучание.

 

Если говорить о театральном искусстве, легко представить на современной площадке спектакль, в ходе которого актеры подключают к действу зрителей, выводят их на сцену, предоставляют возможность прожить роль. На телевидении под интерактивностью подразумевается участие зрителей в формировании сценарного хода через звонки в прямой эфир, смс-голосования и т.д. В литературе также используется этот метод, когда, например, в Интернете публикуется часть рассказа, а дальше читатели подхватывают его и дописывают отдельными частями.

 

Интерактивное искусство пользуется технологическими открытиями и, подвластное электронизации, обращается к таким устройствам, как компьютер или планшет. Искусство перешагивает грань, отделяющую его от науки. Так, например, греческий художник Петрос Вреллис разработал приложение, установив которое пользователь получает возможность изменить полотно Ван Гога «Звездная ночь» - задать мазкам другое направление, добавить подсветку или музыкальное сопровождение и др.

В живописи понятие «интерактивное» всплывает в отношении изображений, выполненных в формате 3D. Трехмерные картины раскрываются для каждого зрителя, позволяют стать их частью и расширить рамки действительности.

 

Ярким представителем этого нового направления является китайский художник Ван Ся Сяо. Его серия объемных картин ломает представление о физических законах и технических возможностях живописи. Он исследует творческий процесс изнутри, демонстрируя зрителю многогранный процесс создания картины. В основе его композиций-витражей лежат двухмерные холсты. Эффект объема и голограммы создается за счет их количества – около 30 в одном витраже. Его работы, будь то изображение человеческого тела или пейзаж, словно оживают, что позволяет целиком погрузиться в созданную автором атмосферу. Некоторые считают витражи Ван Ся Сяо жуткими и отталкивающими. Действительно, художник предпочитает мрачные тона и намеренно искажает пропорции человеческого тела. Но, возможно, именно благодаря этому ему удается ошеломлять публику и быть узнаваемым.

 

Другой художник – Дэвид Сприггс – создает панели из рисунков на пластиковых листах, затем плотно их прижимает между собой и появляется монолитное изображение.  При этом автор тщательно продумывает эскиз каждого слоя, чтобы понять, при каком сочетании получится лучший эффект. Результат – космические панели, отправляющие зрителя в невероятное путешествие по закоулкам Вселенной. Панели  Дэвида Сприггса завораживают и поражают.

 

 

Интересные интерактивные работы представляет Дэнни Розин. Он выступает не только в роли художника,  но и изобретателя. Его инсталляции меняются на глазах зрителей и взаимодействуют с ними. Сложные технологии с использованием компьютеров позволяют Дэнни Розин вводить посетителей выставок в замешательство – «как это вообще возможно?». Так, например, зеркало, собранное из маленьких деревянных частей, ломает классическое восприятие действительности. Художник доказывает, что любая поверхность может отражать изображение. Человек, смотрящий на инсталляцию, видит себя в реальном времени – картинка неточная, но живая и органичная. 

 

В 2005 году был представлен выставочный проект под названием «Тouch me», что в переводе с английского означает «дотронься до меня». Над экспонатами работала группа художников: Жан-Луи Буасьер, Люк Куршен, Деннис Дел Фаверо, Кен Фейнголд Агнеш Хегедюш, Перри Хоберман, Иан Ховард и многие другие. В результате зрители увидели двадцать два интерактивных произведения, разрушающих стереотип об изоляции изображения от зрителя. При этом авторы проекта акцентируют свое внимание на исследование реакции публики, наблюдают, как посетители выставки реагируют на «живые» изображения. Экспозиция, в частности, выставлялась и в России.

 

В нашей стране также есть художники, чьи произведения относятся к разряду интерактивных. Одним из самых видных представителей приверженцев высокотехнологичного искусства стал Константин Худяков, который открыто заявляет, что отказывается от классических материалов – холста и красок. Его проект  «Art Multitouch», осуществленный совместно с Vitamin Group – это принципиально новый вид коммуникации со зрителем. Посетителей встречает лозунг «Руками - трогать!». В создании интерактивных панелей принимали участие талантливые программисты, что в очередной раз демонтирует тесную связь между искусством и технологиями. Это позволяет художнику предложить зрителям многообразие и вариативность одной и той же картины. Кроме того, сам человек непосредственно контролирует и направляет изображение на панели.

 

 

Ввиду недавнего появления это направления искусства, интерактивность может иметь множество интерпретаций. Но неизменным остается одно – такие работы воспринимаются человеком через органы чувств и их оценка зависит от готовности перейти от созерцания к деятельности, домыслить произведение и вступить с ним в контакт.

 

В таком случае художник отчасти перекладывает ответственность на зрителя, разрешает ему вмешаться в творческий процесс и перестать быть наблюдателем. Кроме того, авторы интерактивных произведений понимают, что их работы живут самостоятельно с того момента, когда его увидел первый сторонний человек, в руках которого и находится его дальнейшая судьба.

 

Интерактивность упрочняет свои позиции в качестве важной и характерной черты  постмодернистской культуры. Можно смело предположить, что это своего рода революция в искусстве, подразумевающая изменение роли художника, который теперь исходит не из идеи и содержания, а создает контекст, в котором наблюдатель проводит опыты.