Центр современного искусства "Облака"

Фрида Кало: «Наиболее смешная вещь в мире — это трагедия»

Творчество самой знаменитой мексиканки вырастает на благодатной для него почве – глубокой трагедии и остром чувствовании жизни.  Продолжая исследовать многослойность художественных посланий Фриды Кало, мы обратились к ее дневникам и записям. Словесные дополнения помогают точнее понять смыслы и идеи картин великой художницы.

 

О физической боли, которая сопровождала ее жизнь, Фрида пишет:

«Мне ампутировали ногу, таких страданий я не испытывала никогда в жизни. У меня никак не проходит нервный шок, в организме все нарушилось, даже кровообращение. С операции прошло шесть месяцев, и вот, как видишь, я еще здесь, я люблю Диего больше чем когда-либо, и надеюсь еще быть ему полезной и заниматься живописью в полную силу, только бы с Диего ничего не случилось, потому что, если бы Диего умер, я обязательно последовала бы за ним. Нас похоронят вместе. Пусть никто не рассчитывает, что я буду жить после смерти Диего. Жить без него я не смогу. Он мой сын, он моя мать, мой отец, мой супруг. Он мое все».

 

«Тревога, горе, наслаждение, смерть это, по сути, один и всегда один способ существовать».

 

 

 

Многим может показаться удивительным тот факт, что человек, оказавшийся в таких непростых обстоятельствах, может испытывать счастье, но:

«Я никогда не чувствую «разочарования жизнью», как это бывает в русских романах. Я отчетливо понимаю свою ситуацию и почти счастлива, потому что у меня есть Диего, и мама, и папа, которых я так люблю. Я думаю, что этого достаточно, и я не прошу у жизни чудес или чего-нибудь подобного».

 

«Я осталась жива, и вдобавок мне есть ради чего жить. Ради живописи».

 

 

Постоянным спутником Фриды стала ирония.

«Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться».

«Нет ничего дороже смеха, с его помощью можно оторваться от себя, стать невесомой».

 

 

Работы Фриды, полные загадок, отсылают нас в мир сновидений, где и могут родиться подобные образы. Однако художница считает иначе:

«Считают, что я сюрреалист. Но я никогда не рисовала сны. Я рисовала мою реальность».

 

 

Об искусстве и своей роли в нем Фрида пишет:

«В искусстве я не любитель и не знаток. Я просто девушка, которой нужно работать, чтобы жить».

«Искусство — аналог крови в социальном организме человечества».

«Моя живопись не революционна. Зачем мне уговаривать себя, будто мои картины зовут к борьбе?».

«Я пишу автопортреты, потому что я так часто бываю в одиночестве, потому что я человек, которого я знаю лучше всего».

«Раньше я думала, что я самый странный человек в мире, но потом мне пришло в голову, что на свете так много людей и, наверняка, есть вторая такая же причудливая, как и я».

 

 

Ранее по теме:

БЕЗДОННАЯ ТРАГЕДИЯ ФРИДЫ КАЛО: ЛЮБОВЬ, БОЛЬ, КРАСКИ

ФРИДА КАЛО: ВДОХНОВЛЯЯ МОДЕЛЬЕРОВ