Эрик Оуэн Мосс: поэтическая архитектура

Американский архитектор Эрик Оуэн Мосс – многократный обладатель различных премий, создатель неповторимых с точки зрения формы и впечатлений объектов.

 

Карьера мастера началась в 1973 году после окончания Калифорнийского университета и Гарвардской высшей школы дизайна. Его становление как архитектора тесным образом связано с Южно-Калифорнийским Архитектурным институтом, где он занимался преподавательской деятельностью. Сам институт появился по инициативе известной авангардистской калифорнийской группы Morphosis в составе Майкла Ротонди и Тома Мейна.

 

Эрик Оуэн Мосс претворяет в жизнь основополагающий для Morphosis принцип «традиции отсутствия традиции» и поддерживает репутацию этого учебного заведения как одной из ведущих в мире лабораторий архитектурного авангарда.  Опыт общения со студентами и пребывание в радикально настроенной среде отразились на профессиональном почерке Мосса: пристальное внимание к деталям сочетается в нем с очевидной раскованностью, юмором и полемической заостренностью. Рассмотрим самые резонансные и смелые проекты Эрика Мосса.

 

«Стеклянный лес» на границе США и Мексики

 

Газета   New York Times  обратилась к тринадцати передовым американским архитекторам с предложением разработать проект забора на границе Мексики и США. Один из самых ярких вариантов представил Эрик Оуэн Мосс. Избегая политического контекста -  стремления президента Буша сократить поток мигрантов из Мексики – архитектор создает конструкцию, объединяющую эти две культуры. Согласно проекту, на границе устанавливаются высокие стеклянные колонны, светящиеся в темное время суток. Между ними – своеобразный коридор искусств с выставочными галереями. Проект получил название «Стеклянный лес» и собрал огромное количество положительных отзывов.

 

 

Новое здание Мариинского театра в Санкт-Петербурге

 

В 2001 году Эрик Мосс по просьбе художественного руководителя Мариинского театра Валерия Георгиева разработал проект строительства нового здания – второй сцены. Однако общественность и местные власти оказались не готовы впустить в город авангардизм. Экстравагантный объект, в эстетичности и практичности которого некоторые усомнились, остался только на бумаге. В итоге в культурной столице появился «обычный скучноватый современный театр», которым публика также осталась недовольна.

 

«Проект Эрика Мосса свалился на наш город как снег на голову, презентация архитектурных предложений по реконструкции театра была организована в спешке, и диалога на ней не получилось. Представители Госстроя все время пытались создать видимость того, что на наших глазах происходит сравнение двух вариантов - мощного полноценного проекта Мосса и слабого, откровенно бездарного российского проекта», - рассказал в одном из интервью бывший главный архитектор Санкт-Петербурга Олег Харченко (1991-2005 гг.). Также уточняется, что Моссу, которого поддерживал Георгииев, даже не предоставили технического задания, и конечный результат его проектирования сочли неподходящим именно по техническим причинам.

 

«Можно говорить, что это нечестная игра, что против западной звезды выставлен наспех сработанный проект откровенно слабой команды. Я бы сказал, что это была точка провала современной русской архитектуры. Мастера, который поражал бы своей уникальной архитектурной концепцией, она извела как класс, остались проектировщики», - пишет архитектурный обозреватель Григорий Ревзин.

 

Позже, в 2007 году Эрик Мосс во второй раз участвовал в конкурсе проектов в России. На этот раз он создал облик Художественного музея в Перми. Представленную калифорнийским архитектором работу прозвали «Гуггенхайм на Каме», отсылая нас к грандиозному творению другого мастера - Франка Гери.

 

 

Музей в провинции Гуандун

 

Несмотря на то, что конкурс на лучший проект нового музея не принес Моссу победу, архитектор получил другую награду - «NEXT LA Award» 2005 года. Автор выделил в своей работе две части: «Гору с четырьмя вершинами» и «Длинную дорогу искусств». По задумке,  первая представляет собой несколько кубических корпусов, предназначенные для залов истории, искусства, естествознания и временных выставок. «Длинная дорога», которая выводит к зданию оперного театра, - это аллея из стеклянных трубок высотой 7 метров.

 

 

Арт-башня Samitaur Tower в Лос-Анджелесе

 

Разработкой концепции башни занималась собственная студия Мосса Eric Owen Moss Architects, основанная в 1973 году. В основе башни – пять платформ, облицованных с внешней стороны панелями. Последние используются для трансляции видеороликов и графической рекламы. В помещении расположились медийные компании, студии дизайна и другие представители информационно-рекламной сферы. Удачное расположение на оживленном перекрестке гарантированно привлекает внимание автомобилистов и пешеходов к строению. Большим плюсом выступает возможность выводить на фасад здания изображения.

 

Башня стала популярным культурно-посетительским центром, вокруг которого сконцентрировались офисы – потенциальные заказчики арендаторов Samitaur Tower.

 

Промышленный центр Калер-сити

 

В крупном проекте ревитализации бывшего промышленного центра Калер-сити Мосс спроектировал 15 новых зданий и комплексов различного назначения. Экспериментальные сооружения, вызвавшие широкий общественный резонанс, омолодили Калвер-сити, возвратив утраченный статус общегородских центров деловой активности. Работа Мосса в Калифорнии была с большим интересом воспринята американским архитектурным сообществом.

 

Эрику Оуэну Моссу удается сочетать традиции и новаторство, учитывать неповторимый градостроительный контекст города, его колорит. В таких проектах как «Ящик» (The Box), «Улей», «Samitaur/Kodak», «Один» и «Два», «Зеленый зонт» (Green Umbrella) Мосс эпатирует роскошными криволинейными формами и композиционными парадоксами. Высказывание Шеллинга о том, что «архитектура - это застывшая музыка» особенно звучат в проектах Мосса. Эти слова пластически воплощены им с помощью дерева, железа, бетона и стекла.

 

Помимо огромного количества гениальных проектов городских зданий, у Мосса есть и великолепные приватные постройки. Их характеризует неоднозначность, наличие ярко выраженной асимметрии. Его творческий почерк расценивается экспертами как деконструктивизм или неоэкспрессионизм, и считается одним из ярких явлений в архитектуре современности.

 

МНЕНИЯ И КОММНТАРИИ

 

Филип Джонсон, с именем которого связана целая эпоха в истории американской архитектуры, назвал Мосса «ювелиром металлолома» и охарактеризовал его творчество как попытку добиться в архитектуре той же степени формальной свободы, которая в XX веке была исключительной прерогативой визуальных искусств - не связанных ни с утилитарным назначением, ни с системой официальных норм и стандартов, ни с общественными стереотипами.

 

Его коллега Чарльз Гуэтми назвал архитектуру Мосса воплощением «поэтического видения, обогащенного пристальным интересом к проблемам тектоники».

 

Эрик Оуэн Мосс о проекте нового здания Мариинского театра: «Этот проект заявил бы о России всему миру, от Пекина до Лос-Анджелеса. Это был великий проект и великая возможность создать символ того пути, по которому идет Россия после Горбачева и Ельцина. Проект театра потом выставлялся в русском павильоне на Венецианской биеннале 2002 года. Мы разговаривали, мы спорили, мы пытались убеждать разных людей. В конце концов, по причинам, которые мне лично до сих пор не до конца понятны, мы не смогли реализовать этот проект».

 

Регина Ибрагимова, Дарья Малина