Бездонная трагедия Фриды Кало: любовь, боль, краски

Новую волну интереса к творчеству мексиканской художницы Фриды Кало в 2002 году вызвал фильм-биография режиссера Джули  Тэймора. Создателям проекта удалось емко, увлекательно и красочно рассказать о трагичной судьбе самой необычной художницы всех времен.  Образ главной героини в исполнении Сальмы Хайек не может оставить равнодушным – экспрессия, женственность, чувственность, сила духа и сильнейшая энергетика художницы оживают на глазах миллионов зрителей со всего мира. Чем же интересна Фрида Кало? В истории культуры и искусства множество поломанных судеб, бедноты, инвалидности, разрушенных сердец. Но Фрида, эта безукоризненная икона стиля, колоритная коммунистка, вдохновленная бунтарка, вобрала в свою жизнь продолжительностью 47 лет все краски бытия!

 

Кадр из фильма "Фрида"

 

Ни одно из препятствий, коих на ее долю выпало великое множество, не сломало стержень художницы и тягу к полноценной жизни. Читая биографию Фриды не перестаешь удивляться: неужели такое может произойти в рамках одной человеческой жизни?

 

БОЛЬ

Это то, что преследовало мексиканскую художницу с детства. В возрасте шести лет Фрида переболела полиомиелитом, который оставил после себя напоминание на всю жизнь - хромота. Ее правая нога была короче левой на несколько сантиметров, поэтому сверстники, со свойственной детям нетактичностью звали ее «Фрида-деревянная нога». Но это всего лишь начало беды.

 

 

Самое страшное событие, коренным образом изменившее жизнь Фриды случилось, когда будущей художнице было 18 лет. В роковой день девушка ехала в автобусе, который допустил столкновение с трамваем. Результатом аварии для нашей героини стали ужасные физические увечья: сломанная в одиннадцати местах нога, тройной перелом таза, вывих левого плеча, перелом шейки бедра и тройной перелом позвоночника в области поясницы. Случившееся привело к череде операций (32), двум годам заточения в постели, корсетам, невозможности иметь детей. Мексиканские врачи сделали все, что позволяла медицина того периода. Собранные в правильное положение кости, обезболивающее, гипс. Позже прописываемый врачами опиум Фрида дополняла алкоголем.

 

 

ЛЮБОВЬ. «СОЮЗ СЛОНА И ГОЛУБКИ»

Так называли эту необычную пару: Фрида Кало и Диего Риверо. Описывая своего возлюбленного и связывающую их энергию, художница говорит: «…. Я люблю Диего так сильно, что не могу объективно воспринимать его или его жизнь… Я не могу говорить о Диего как о своем муже, потому что этот термин по отношению к нему – нелепость. Он никогда не был и никогда не будет чьим-то мужем. Я не могу говорить о нем как о своем любовнике, потому что для меня его личность простирается далеко за пределы царства секса. И если я попытаюсь говорить о нем просто, от души, все сведется к описанию моих собственных эмоций». Диего Риверо – еще одна трагедия в жизни Фриды, о чем она говорит сама. Понимая всю нелепость и сложность отношений с мужчиной, который открыто и без угрызения совести не может устоять от измены, девушка влюбляется в художника безумно, самоотверженно, так, как могут влюбиться героини романов. Но, увы, эти полные препятствий отношения, не книга, а еще одна часть драмы самой знаменитой мексиканки. Сама Фрида, ее неугомонная натура, всегда была в движении к новому и неизвестному, а потому в биографии художницы много кратковременных связей и с мужчинами, и с женщинами. Одним из героев ее историй стал русский революционер Лев Троцкий. А среди любовниц Диего – сестра Фриды. За этим перечислением фактов стоит большая, непобедимая боль.  

 

 

 

Фрида, мудрая и понимающая, говорит о своем муже, принесшем ей столько переживаний и мучений, так: «Возможно, от меня ожидают услышать жалобы на те страдания, которые я пережила рядом с Диего. Но я не думаю, что берега реки страдают из-за того, что меж ними протекает река, или что земля страдает из-за дождей, или что атом страдает, когда теряет энергию. На мой взгляд, на все дана естественная компенсация».

 

 

ТВОРЧЕСТВО

Находясь в заточении после аварии, Фрида начинает рисовать. Она уговаривает своего отца повесить напротив кровати зеркало.  Художница начинает изучать то, с чем сталкивается ежеминутно, без перерывов и возможностей сделать паузу и отвлечься. Девушка погружается в себя. То, что она обнаруживает за болезненной, ограниченной в движениях оболочкой, оказывается на холсте. И это – разнообразный, сложный,  яркий мир, познать который мимолетом невозможно. За сочными красками скрывается такая густая и пронзительная боль, что зритель может обнаружить легкую дрожь… Конфликт тела и души, невозможность дышать полной грудью, страх будущего и непреодолимое желание жить. Жить по-настоящему. Трудно отделить саму художницу и ее творения. Так, 28 смененных за жизнь корсетов тоже стали музейными экспонатами – Фрида и их превратила в холст, в возможность высказаться. «Зеркало! Палач моих дней, моих ночей... Оно изучало мое лицо, малейшие движения, складки простыни, очертания ярких предметов, которые окружали меня. Часами я чувствовала на себе его пристальный взгляд. Я видела себя. Фрида изнутри, Фрида снаружи, Фрида везде, Фрида без конца... И внезапно, под властью этого всесильного зеркала, ко мне пришло безумное желание рисовать...», - вспоминала Фрида об этом периоде.

 

 

В 1953 году в Мексике открылась первая выставка Кало. К тому времени ей ампутировали часть правой ноги. Фрида не могла передвигаться, но все равно стала участником этого громкого события. Художницу внесли в зал на носилках и уложили в кровать, больше похожую на трон. Пожалуй, в этом и есть вся Фрида: «Что мне ноги, когда у меня за спиной крылья!».

 

«Порой я спрашиваю себя: не были ли мои картины скорее произведениями литературы, чем живописи? Это было что-то вроде дневника, переписки, которую я вела всю жизнь... Мое творчество — самая полная биография, которую я смогла написать», —  размышляет Фрида на страницах своего дневника.

 

 

 

Великая Фрида Кало ушла из жизни в 1954 году. Причиной кончины 47-летней художницы стала пневмония.

 

Любовь, боль и искусство – все это сливается в одном флаконе. История за историей, картина за картиной, корсет за корсетом. Ускользающее счастье и непреходящее ощущение трагизма. Эпатажность и невероятное ощущение жизни. Этот разбитый, сломанный, искореженный путь стал для художницы ее сутью. А для нас – зрителей – примером неутолимой жаждой жизни, которая имеет такой ярко выраженный горький вкус.